Все стихи Евгения Евтушенко на одной странице


умной совы фото

2017-09-24 21:14 А тут книжка некоторых избранных фотографий автора и персонажа Энциклопедии мифов Черепахи пресмыкающиеся, которые живут на земле уже более 200 миллионов лет Сейчас на




Однажды я спас жизнь своей девушке. Сначала я хотел убить ее, но потом передумал.


Апофеоз эмансипации: женщина-пидор


РобоЧик Весёлая и Захватывающая игра!

РобоЧик Весёлая и Захватывающая игра!

Бойцовский клуб игра для настоящих фанатов жанра Здесь сохранена атмосфера начала 2000 х World of Tanks World of Tanks массовая многопользовательская онлайн игра, полностью посвящённая





Подарочные стихи Посвящается Наташе В день святого Валентина, Проклиная всех святых Кипу важных дел задвинув Я вымучиваю стих Тщетен поиск вдохновенья Нет в уме достойных рифм Велики мои мученья Их достоин лишь Сизиф Что сказать тебе, услада? Ты мне радость и награда Комплиментов уйму надо Чтоб достойно заплатить За твое долготерпенье За ко мне благоволенье За желание любить Где же взять мне комплименты? Что воспеть мне? Есть моменты… Что особенно приятно в теле милой ощутить? Что отменно, грациозно? Что пригоже и нежно? Без чего нам невозможно? И зачем нужно оно? Что прекрасней чем Европа? Ну конечно, это попа… Попа! Гимн тебе слагаю Вожделением томясь И смиренно умолкаю Неуклюжести боясь Ну конечно, остальное Тоже, в целом, внеземное И достойно ласки нежной И поэта чутких строк И ему придет свой срок


В 1983 году, в 27 лет, я угодил в кардиологию. В состоянии, когда мог самостоятельно двигаться гусиным шагом. Да и то задыхался. Выдержать мою скорость передвижения сопровождающей медсестре было довольно тяжело и чтобы как-то занять себя, она спросила где я работаю. Узнав что в следствии, сочувственно сказала: «Да, трудно там с рецидивистами-то.» Я бы обязательно расхохотался, если бы состояние мне позволило. При чем здесь рецидивисты, если все проблемы создавало руководство? И хотя, по служебной лестнице я продвигался неплохо, непрофессионализм и тупость руководства уже достали. И предстоящий месяц мне предстояло провести в невеселых размышлениях, биться головой о стенку дальше или послать все к чертовой матери. Это преамбула. Палата на десять человек. Все, кто поступают сюда, все в довольно подавленном состоянии. И физически и психологически. И тут появился он, - «Николаич». Все обитатели звали его только по отчеству. «Николаичу» было за шестьдесят. У него отсутствовало одно легкое, левый глаз, была повреждена кисть руки. И сердце. Николаевич никогда не расставался с несколькими видами таблеток. Буквально не выпускал их из рук. Из того немного что он о себе рассказал мы узнали что он бывший фронтовик, воевал от Сталинграда до самого конца войны. Пехота-матушка. О наградах и своих подвигах ничего не упоминал. Но на все остальные вопросы отвечал охотно. И с искрометным сарказмом. Так что палата иногда задыхалась от смеха. Например, кто-то поинтересовался, как решались бытовые вопросы при перевозке в товарных вагонах. «А что?, - отвечал «Николаич», открыл двери и справляй нужду прямо находу. А если по-большому, так и ребята подержать могут.» И сразу же менял регистр: «А в это время на тебя сверху «Мессершмит» пикирует. У него крупнокалиберный пулемет. А ты полой шинелки прикрылся. Нет, ребята. Война – это сплошная романтика!» При этом все это выдавалось с таким паузами и в такой тональности, что профессиональный артист разговорного жанра позавидовал бы. Шутки, приколы, розыгрыши от «Николаича». Весь день, а то еще и после отбоя палата содрогалась от хохота. Не раз дежурная сестра пыталась призвать к порядку. «Какие вы к черту больные? Всех выпишу!» И то правда. Вся эта атмосфера действовала лучше любого лекарства. Понемногу выяснилось, что «Николаич» живет бобылем, семьи у него нет. Более того, почти все теплое время года он путешествует по Союзу на электричках на халяву. Чему мы все искренне удивились. Как же он с таким слабым сердцем без сопровождающих ухитрился всю страну объехать? На что «Николаич» преподнес аргументированный ответ.: «По-другому нельзя. Если у меня с сердцем что-то и случится в каком-нибудь городе, мне врачи там все равно помогут. А в своей деревне кому я, на хрен, нужен!». И опять переключился на свой репертуар. Оптимизм бывает заразен. После выписки из больницы я подал рапорт об увольнении. Если я, как специалист, не нужен государству, - свои проблемы я буду решать сам. Привет тебе, фронтовик «Николаич»!... Ну, .. или светлая память.